Интервью с Чарли Ми


Маргарет Астрид Линдхольм Огден, более известная как Робин Хобб, стала одним из самых громких имён в современном фэнтези. Критики одобряют её "Сагу о Видящих" и "Сагу о живых Кораблях", а у читателей эти книги пользуются огромной популярностью.

Вам нравятся Ваши туры для встреч с читателями и подписи книг?
Да, я замечательно провожу время. Я жалею только, что у меня не хватает времени для того, чтобы просто пройтись по городу, но я вижу много достопримечательностей из окна. Когда я пишу книги, основное время я провожу в комнате, около компьютера. Когда я работаю, мне приходится ограничивать контакт с людьми. Так, мне очень приятно общаться с людьми, особенно со своими читателями. Они получают возможность лучше узнать меня, а я их.

Вы бы продолжали писать, если бы Вас не издавали?
Да! Это навязчивая идея. Я нуждаюсь в том, чтобы писать.

Как Вы создаёте своих драконов?
Просто я считаю, что любые разумные существа думают о себе почти так же как и люди. Не так много различий между ними и людьми, а те, которые есть, обусловлены различной этикой и различными уровнями жизни.

Ваши герои похожи на реальных людей, которых Вы знаете?
Я уверена, что да. Но если Вы спросите меня кто именно, я не смогу ответить. Я никогда не пробовала взять человека и целиком поместить его в книгу. Герои полностью формируются культурой, временем. Когда я создаю героя, я не могу понять на кого дейстивтельно он похож, но замечаю в нём черты знакомых людей.

Появлялись ли у Вас герои, которых Вы не предвидели?
Да. Например, Шут. С ним было очень трудно. Изначально, я планировала ему очень маленькую роль, но он внезапно начал говорить таки вещи: "Мы должны спасти мир". Так что он был непридвиден и труден. Он выворачивал сцены, сильно влиял на дальнейшее развитие сюжета.

Вы привязываетесь к Вашим героям?
Я думаю, я привязана ко всем своим героям. Мне бывает грустно, когда я смотрю на кого-нибудь и думаю: "По сюжету, тебе придётся скоро умереть". Давно, в то время, когда я ещё не писала книг, я прочитала историю, главный герой которой теряет руку. Я привязалась к этому герою настолько глубоко и воспринимала всё происходящее с ним настолько близко, как будто читала о своём друге. И я написала автору этой истории: "Как Вы могли сделать такое со своим героем?". Он ответил мне, что если героя не изменять, не бросать ему вызов, если герой не будет развиваться и рости, тогда ему придётся написать ту же самую историю много раз, она никогда не закончится. Должно быть что-то, что вынуждало бы героев действовать, делало бы их живыми, яркими персонажами.

...Конечно, Фитц страдал много раз...
Другим автором, который дал мне понимание многого, был Чарльз де Линт. Я не помню название книги, но главный герой умирает мучительной смертью. На мой вопрос: "Как Вы могли это сделать?", он ответил: "Но я не делал этого, это случилось само". Он позволил этому случится и не был счастлив, но история должна продолжаться.

Все Ваши книги Робин Хобб были трлогиями. Существуют ли у трилогий ограничения?
Мне жаль, что я не могу закончить всё три книги прежде, чем первая выходит в печать, почтому что неизбежно, когда я пишу вторую или третью книгу, я жалею, что не могу возвратиться к первой и сделать некоторые поправки. Было бы замечательно, если бы возможно было писать как Толкин: всю трилогию в одной части. Зато у меня появляется время на отдых, больше времени на исследование мира и на описание деталей, что было бы невозможно, если бы я писала всю историю в одной книге.

Кровь - одна из повторяющихся тем книг. Устами Вашего героя Вы говорите: "Кровь - это память". Что заставило Вас использовать эту идею?
Я думаю, что я была очарована судебной медициной. Я никогда не думала об этом, но первая мысль, которая приходит в голову - сколько мы можем доказывать и опровергать, просто смотря на жизнь под микроскопом.

Как Вы придумывали жизненный цикл драконов?
Я не уверена, откуда ко мне пришла эта идея, возможно, есть связь с жизненным циклом стрекоз, которые так же проходят через стадию личинок. То, что драконы являются мифологическими, как и морские змеи, возможно связано с этим, так или иначе, это имеет какое-то значение. В дополнение к крови, я хотела бы назвать память. Память во многом определяет, кем или чем Вы являетесь. Это очень важно для меня.

Есть ли в фэнтези что-то ностальгическое, стремление вернуться к прошлому?
Фэнтези видит мир через калейдоскоп. Одни и те же части, если их встряхнуть, образуют новые узоры. Я думаю, что одна из причин, по которой мы пишем, - желание самим создавать эти узоры. Мы смотрим на наш мир и стараемся сохранить его. Но человечество - большой фактор, который изменяет мир, подгоняя его под свои потребности. Мир изменяется, и прошлое никогда не вернётся.

В настоящее время в Новой Зеландии снимается "Властелин Колец". Вы хотели бы, чтобы Ваши книги экранизировали?
Я не знаю, мне никогда не приходилось сталкиваться с этим. Но я получила большое удовольствие от работы художника, иллюстрирующего мои книги, от того, что кто-то может настолько хорошо понять твои слова и изобразить их красками. И думаю, что с фильмом было бы примерно так же.

Спасибо Вам, было большим удовольствием с Вами поговорить.
Спасибо.

Copyright © Сrash, 2004-2006.