Интервью с Нейлом Гэйманом


"With fantasy we are free to explore myths and archetypes which connect with the very human side of the way people think and feel."


Где вы выросли?
Я родилась в Калифорнии в 1952 году, но выросла на Аляске. Когда мне было девять лет, мы переехали в Фэрбенкс из пригородного дома в Сан-Рафаэле. Для меня это было настоящим шоком. После того, как я закончила среднюю школу, я проучилась год в Денверском университете, а потом вернулась на Аляску. Я также успела поучиться в колледже при Государственном университете в Айдахо, провести пару лет на жарких Гавайях и, наконец, возвратилась к Тихоокеанскому Северо-западу и штату Вашингтон, где я и живу.

Вы демонстрируете хорошее взаимопонимание с животными. У вас в детстве, как и у Фитца, был свой четвероногий друг?
Собаки сопровождали меня всю мою жизнь. Бруно - первая моя собака - появился в первый же день нашего приезда на Аляску. Он был помесью волка и собаки, над которым издевался его бывший хозяин. Впоследствии Бруно стал моим постоянным спутником, и я скоро знала окрестные леса и топи так же, как свой собственный задний двор. Потом был Фродо - огромная белая восточноевропейская овчарка весом 130 фунтов - который попал ко мне маленьким, умирающим с голоду щенком. Мой теперешний четвероногий товарищ - Локи, большая черная немецкая овчарка, однажды явившаяся ко мне на порог с теннисным мячиком в зубах и зарядом дроби в заду. Я понятия не имею, как эти собаки её находят, но очень этому рада.

Когда Вы начали писать?
Я начала свою карьеру как автор, пишущий для детских журналов, и только десять лет спустя доросла до фэнтези и романов.

Вы можете рассказать нам что-нибудь о Вашем самом загадочном герое - Шуте?
Я не знаю точно, откуда он взялся, но как только я написала эпизод, в котором он впервые появляется, следуя по пятам за королем Шрюдом, я поняла, что у меня неприятности. С этого момента он стал влезать в сцены и делать или говорить такие вещи, что события стали развиваться совсем не так, как я планировала. В финале, я, как и Фитц, все также оставалась в неведении относительно того, кем или чем в действительности был Шут, и наконец решила, что на самом деле это вообще не имеет значения.

Вы знаете, что "Властелин Колец" по британским опросам был признан книгой столетия?
Да, конечно. Какая ещё книга может сравниться с этой книгой? Моя мама подарила мне "Властелина Колец", когда мне было около двенадцати. И с тех пор моя жизнь изменилась. Книга показалась мне короткой! После прочтения я чувствовала и удовольствие и отчаяние от того, что у книги не было продолжения, больше нечего было читать. Более того, я знала в течение многих лет, что хочу быть писателем, и каждый раз, когда я читала трилогию, я думала: "Вот она, совершенная книга. Разве кто-нибудь сможет написать лучше?"

Вы создали научно-фантастический роман "Alien Earth" и пишете много фэнтези, в чем Вы видите главное различие между фэнтези и научной фантастикой?
Это действительно классический вопрос. Я думаю, можно сказать, что фэнтези - это взгляд, обращенный внутрь, в то время как научная фантастика - взгляд, обращенный вовне. Фэнтези позволяет исследовать мифы и архетипы, связанные с истинно человеческой стороной того, как люди думают и чувствуют. Научная фантастика тоже может делать это, но я думаю, что она лучше оперирует тем, как люди взаимодействуют с внешним миром, с новыми технологиями, и как нам придется меняться и взаимодействовать с миром по мере того, как человечество изменяет его.

Некоторые писатели считают, что научная фантастика должна быть подчинена законам физики, а фэнтези почти не имеет ограничений. Как Вы считаете, фэнтези имеет более широкие рамки, чем фантастика?
Я считаю, что у фэнтези есть свои ограничения. Они отличаются от ограничений фантастики, но тем не менее они есть. Если Вы создаёте героя и даёте ему талисман, у которого нет истории и никаких ограничений, то Вы делаете его Богом, который в любой момент может решить всё свои проблемы, используя этот замечательный талисман. В хорошем сюжете должно быть равновесие и контроль, сила и власть не должны доставаться легко. В некотором смысле - это физика фэнтези. Для каждого действия еть равное ему.

Вам трудно создавать героев-животных, не попадая в западню романтической литературы?
Я считаю, что если Вы собираетесь использовать животных, Вы должны создавать их как полноценных героев. Я не знаю людей, которые были бы полностью благородными или замечательными - каждый ест, спит, у каждого бывают неудачные дни. У Вас не должно быть персонажа, который был бы односторонним, даже если у него незначительная роль. Автор должен понимать, что жизнь его героев начинается и заканчивается вне сцен, в которых они учавствуют. Вы не должны иметь героя, который появляется только в нужное время, сообщает свою информацию и исчезает. У него должны быть причины делать это. Я думаю, что всё вышесказанное относится в равной степени и к животным.

Много Ваших героев названо в честь человеческих черт, например Чивэл (Chivalry - Галантность). С чем это связано?
У многих народов имена и названия играют очень важную роль. Согласно древним магическим законам некоторых народов людям давали особое имя, о котором знали только самые близкие люди. В других культурах они получали новое имя, когда становились взрослыми или выполняли некую особую задачу, которую ставили себе. Это связано с убеждением, что если вам известно чье-то имя, то вы имеете какую-то власти над этим человеком. Также, вы не будете называть злодея мягким и нежным именем, например "Нарцисс". Имена имеют большое значение в фэнтези.

До некоторой степени Вы, кажется, заново обратились к средневековой традиции имен персонажей, отражающих их характеры. На Вас так повлияли прочитанные средневековые романы?
В детстве я читала настолько жадно, что теперь постоянно беспокоюсь: может быть, очередной элемент сюжета не придуман мною, а скопирован из книги, которую я читала лет в десять, и теперь даже не помню о ней сознательно. Так что я уверена, влияние было. И я уверена, что несознательно использую.

21 июня 2000

Copyright © Сrash, 2004-2006.