Кайран


Смерть изменяющего


Я сижу в башне, названной именем моего отца, на том же месте, что и он. Здесь он сражался Скиллом с красными кораблями. Никто не знает, сколько пиратских судов было потоплено им, сколько он направил в сердце бури или толкнул на мель. Ради этого отец щедро расходовал силу своего Скилла, заплатив за это преждевременным старением. Только некоторые люди знали, как важно то, что Верити делает, но никто толком не понимал, чего это на самом деле ему стоит.
Кроме одного человека.
Возможно, он был так же силен в Скилле, как отец, или почти так же. Но предатель Гален сделал все, чтобы разрушить его способности, и почти этого добился. Случайно отец обнаружил, что может забирать часть его силы, чтобы восстанавливать свою собственную.
Этого человека звали Фитц Чивэл. Тогда ему было четырнадцать лет. Через три года он умер в темнице Регала Претендента. Только несколько человек знали, что его так называемая смерть была временной.
После невероятно опасного путешествия с моей матерью, Старлинг и шутом, Фитц дал себе слово не иметь больше никаких дел с Видящими и не возвращаться в Баккип. Больше десяти лет он жил в одиночестве, посвятив свое время написанию истории Шести Герцогств. Он так и не закончил ее. Но те трактаты, которые ему удалось довести до конца - "Общая теория магии", "Королевские Камни", труды о флоре и фауне Герцогств, Бингтауна и Чалседа и, конечно, "Сказания Древней Крови", выдают глубокий ум и почти парадоксальные взгляды этого человека.
Я видел его всего один раз. Двенадцать головорезов пытались убить меня во время охоты. У меня не было ни одного шанса выжить, потому что я был слишком далеко от остальных. Не было до тех пор, пока не появились двое - человек средних лет со сломанным носом и поседевший волк.

Темноволосый бородач рассек горло последнему своему противнику и тяжело осел на землю.
На моих глазах этот немолодой уже человек убил семерых, сражаясь так, как не смог бы даже Кросвелл, наставник по оружию. Теперь он лежал на траве, и кровь струилась из его ран. Волк подполз к нему, волоча за собой задние лапы, которыми больше не владел, и положил огромную голову на грудь незнакомца. Только теперь я смог стряхнуть с себя оцепенение и подбежать к ним. Кинжал, которым мне так и не удалось воспользоваться, я неловко вложил в ножны.
Вблизи человек и волк выглядели еще хуже. Было непонятно, как они умудрились драться в таком состоянии. Но что бы ни давало им силу, теперь это ушло.
Темноволосый посмотрел на меня и улыбнулся. Из-за боли, которую он должен был испытывать, улыбка получилась кривоватой. Потом он, стиснув зубы, протянул мне меч, которым сражался. Я машинально подхватил его. Клинок потускнел с годами, но все равно выглядел великолепно.
- Меч… Верити…, - с трудом проговорил незнакомец. - Теперь… он твой… - Похоже, усилие, которое он сделал, чтобы отдать мне меч, отняло у него последние силы.
- Кто вы? - настойчиво спросил я. Мне казалось невероятно важным услышать ответ на этот вопрос.
- Для стаи… Это для стаи… Стая не умирает…, если живы детеныши…, - непохоже было, что он меня услышал.
Я услышал за спиной топот копыт. Поздно, слишком поздно, чтобы спасти человека из моих снов. Я так и не узнаю его имя. Он знал моего отца, а теперь уже не расскажет об этом. От жуткой несправедливости этого защипало глаза.
Глаза умирающего приоткрылись. На мгновение в них загорелся огонек узнавания.
- МЫ - СТАЯ! - выдохнул он мне в лицо. Это было последними словами, которые я услышал от него. Волк продолжал истекать кровью и очень скоро последовал за своим хозяином.

О моем спасении во время охоты сложено много рассказов. Разумеется, эта история не могла не войти в цикл "Фитц Чивэл Изменяющий", который Старлинг писала почти пятнадцать лет, но исполнить смогла только после смерти главного героя.
Мой кузен был сожжен на огромном погребальном костре. Рядом с ним лежал Ночной Волк. Вместе они жили, вместе сражались, вместе и умерли. Как и должно быть. Люди Баккипа отрезали пряди своих волос и бросали в костер. Золотые локоны матери, белые - Чейда, темные с проседью - Пейшенс. И мои собственные - тогда они еще не покрылись ранней сединой.
Чейду так и не удалось узнать, кто послал ко мне убийц. Само собой, основное подозрение пало на Чалсед. Им было бы выгодно использовать неразбериху, образовавшуюся после моей гибели, чтобы не дать Шести Герцогствам вступить в войну на стороне Бингтауна. То, что мы не собирались начинать новую войну, еще толком не оправившись от прежней, по видимому, втолковывать им было бесполезно.
Если покушение действительно было работой чалседийцев, то они добились противоположного эффекта. Отряды регулярной армии, подкрепленные ополчением, в которое возмущенные люди записывались сотнями, в трех сражениях разбили чалседийцев наголову, а одновременная атака живых кораблей и драконицы Тинтальи с моря довершила разгром. Угроза для Шести Герцогств исчезла на много лет.
Со смертью Фитца Королевская магия Скилла исчезла окончательно. Все попытки Чейда восстановить утраченное умение оказались тщетными. Как, впрочем, и мои собственные. И мне приятно осознавать, что именно я дал Шести Герцогствам новое оружие взамен утраченного. Решение было таким простым, что меня удивляет, почему никто не додумался до этого раньше.
Скилл - не единственная магия, которой обладали жители Шести Герцогств. Была и другая, куда более древняя.
Даже сейчас, спустя десятилетия после того, как Древняя Кровь стала служить короне официально, находятся люди, которые смотрят на нее со страхом и подозрительностью. Но с преследованиями и убийствами покончено, и в этом немалая заслуга Фитца Чивэла, героя, наделенного Уитом. С другой стороны, именно он убедил людей Древней Крови, что Видящие заслуживают доверия. "Смерть Изменяющего уничтожит древний страх" - так говорил Белый Дамир, и это сбылось.
Жизнь Фитца - свиток, где очень много говорится о боли и одиночестве, утратах и предательстве, отчаянии и неудачах, крови и смерти. У него не было даже нескольких лет нормальной жизни. Но он не сломался. И если участь Жертвенного становится слишком тяжелой для меня, я вспоминаю о человеке, который стал Жертвенным не только для Шести Герцогств, но для всего мира, и нахожу в себе силы нести эту ношу дальше.
Если бы я только мог поговорить с ним. Хотя бы один раз…
(Найдено среди бумаг короля Дьютифула после его смерти).

Copyright © Сrash, 2004-2006.