Интервью SFFWorld.


Робин Хобб - одна из самых уважаемых и любимых писателей в жанре фэнтези. Благодаря достоинствам своих замечательных романов, она приобрела читателей по всему миру. Она также написала множество романов под именем Мэган Линдхольм. В августе 2005 вышла в свет новая книга "Перекресток теней", открывающая новую трилогию, не связанную с предыдущими книгами, и Робин оказалась так любезна, что смогла найти время ответить на вопросы для этого интервью.

SFFWorld: Что Вы можете рассказать нам о трилогии "Сын солдата"?

Робин Хобб: Ну, поскольку первая книга уже вышла, большинство читателей уже знают, о чем я буду писать. Действие происходит в мире, совершенно отличном от мира, в котором разворачиваются события трилогии о видящих. Таким образом, я начинаю с новым миром, новой системой магии, новыми героями - всем новым и другим. Я наслаждаюсь работой с этими героями, и я уже в процессе написания второй книги, экспериментально названной "Лесной волшебник". Действие этого романа разворачивается не в традиционной для фэнтези средневековой стилистике. Некоторые читатели говорили мне, что поначалу это настораживает.

Но главная связь между книгами, которую я пока заметила, была приятной. Она заключается в том, что Невэйр - полная противоположность Фитцу, узнавать его ближе - это было сущее удовольствие.

SFFW: Когда Вы пишете как Робин Хобб, повествование в большинстве книг ведется от первого лица. Какие преимущества и удобства дает Вам повествование от первого лица в сравнении со стандартным повествованием от третьего лица?


РХ: Для меня повествование от первого лица - самый естественный способ рассказать историю. Так проще найти внутренний голос героя, и, знакомя читателей с образом мышления героя, я невольно вовлекаю их вглубь истории. Мне нравится интимность в повествовании от первого лица, потому что таким образом читатель может знать вещи, которые герой в другом случае не выразил бы до конца. Неудобства очевидны. Читатель может знать ровно столько, сколько знает герой. И иногда это значит, что я, как писатель, должна надеяться, что читатели внимательны и вникают в каждое предложение от точки, до точки, так сказать. В этом случае читатели, вероятно, смогут увидеть, что происходит, даже если главный герой не видит этого. Или герой может толковать ситуацию одним образом, в то время как читатели имеют другой взгляд на происходящее.

SFFW: Первые Ваши романы от первого лица были написаны от лица мужчины. Бывало ли, чтобы герои-женщины когда-нибудь стучали в дверь Вашего воображения, чтобы Вы рассказали и их истории?


РХ: О, если Вы посмотрите на книги, которые я написала как Мэган Линдхольм, то заметите, что, к примеру, в романе Cloven Hooves повествование ведется от лица женщины. Я писала от лица множества различных героев-женщин. Для меня не имеет значения пол или образ мышления героя. "Вот так! Я написала эту книгу от лица мужчины! Теперь я должна написать книгу от лица женщины, чтобы сохранить равновесие". В общем, пол героя - это нечто вроде его возраста, расы и политических убеждений. Это просто часть образа героя. Герой появляется сразу, а вместе с ним и история. И я начинаю ее записывать.

SFFW: После девяти успешных книг, выпущенных с Bantam Spectra, Вы недавно переключились на HarperCollins/EOS. Почему?


РХ: Это было деловое решение. Это никаким образом не отразится на моих чувствах к редакторскому составу Bantam. Моим последним редактором была Анна Гроэл, и она отличный редактор, знающий свое дело. Мы по-прежнему хорошие друзья.

Каждый раз решения о смене издательства основывались на деловом интересе. И эти решения не всегда были моими! Я верю, что раньше писатели и редакторы оставались в издательствах годами. Но бизнес выглядит все более изменчивым, появились электронные публикации. И мы можем лишь ждать больших изменений.

SFFW: Изучали ли Вы какую-нибудь специальную литературу, чтобы подготовиться к написанию трилогии "Сын солдата"?


РХ: Я давно заметила, что изучение чего-либо для одной книги сеет зерно, которое прорастает в другой книге. Например, из множества книг о болезнях, прочитанных мной, скопился материал, который стал одной из идей "Перекрестка теней". Я регулярно читаю "Science Weekly", у них в течение нескольких лет существует статья о вирусах, которая послужила мне чудесной инструкцией. Книги, которые я прочитала специально, включают в себя "Маленькие войны" Королевы Виктории и "Армию" Киплинга. Я прочитала несколько статей о том, как различные военные академии по всему миру были основаны, и как они действовали и управлялись. Также я прочитала отрывки из некоторых книг о раннем устройстве кавалерии США, перечитала некоторые из работ Киплинга. Еще в то время, когда я писала "Золотого шута", я знала, что "Сын солдата" будет моей следующей книгой, поэтому я читаю и делаю заметки для этой книги уже несколько лет. Изучать что-то для фэнтези - значит собирать по кусочкам все самое лучшее, и потом это нужно будет перетряхивать и соединять, чтобы сделать подходящим для мира, о котором пишешь. Писатели не замыкаются на каком-то определенном периоде истории или "так было в нашем мире, значит, это должно быть в точности так и в моем фэнтези-мире". Но это дает писателю понять, как на самом деле происходили вещи, о которых он пишет, и если он сильно уклоняется от истории, то не стоит удивляться, что в его мире все такое необычное.

SFFW: Что было положительного, а что приводило в уныние после того, как Вы закончили "Королевство Элдерлингов"?


РХ: Положительного. Хм. Ничего. Радовала возможность перейти на другую стадию, придумать новых героев. "Уныние" всегда и во всех книгах, старых или новых. Я смотрю, как много работы я проделала, как много страниц, как много слов, как много ударов по клавишам, и все это кажется бессмысленным. И иногда я говорю себе: "Подожди минуту. Не глупо ли в действительности то, чем я занимаюсь в своей жизни? Это выглядит как - "Эй, я хочу рассказать тебе историю о людях, которые не существуют в мире, которого никогда не было. И я постараюсь сделать это настолько важным, что ты потратишь часы своей жизни на чтение этого". Я имею в виду, что если вы действительно посмотрите, чем занимаются писатели, это покажется вам немного странным, не так ли? Вот это и печально.

Но я люблю писать, и читать, и рассказывать истории. Действительно ужасно было бы, если бы кто-нибудь сказал: "Никто не интересен мне больше. Какой смысл жить?"

SFFW: В связи со сменой издательства и популярностью Ваших книг про Элдерлингов, будут ли перепечатаны какие-нибудь из книг, написанных под псевдонимом Мэган Линдхольм?


РХ: Они иногда появляются в продаже в Великобритании. Но стиль этих книг сильно отличается от стиля книг Робин Хобб. То есть, читатели Робин Хобб не обязательно захотят прочитать книги Мэган Линдхольм.

SFFW: Ваши книги любят по всему миру, и у вас есть читатели не только в США. Вы могли бы охарактеризовать различия между американскими и не американскими читателями?


РХ: Я никогда не задумывалась об этом. Ну, может быть. Но точно не о различиях между моими читателями. Я просто пишу для людей, которым это нравится. В некоторых странах, таких как Великобритания, Австралия, Нидерланды, я получаю замечательную поддержку от издательств. Во многих отношениях печально то, что мы не имеем так много иностранной фантастики и фэнтези, столько мы экспортируем. Я была очень рада прочитать некоторые отличные произведения в переводах с испанского, французского и польского. Я думаю, что если бы книги зарубежных авторов были более доступны в США, они бы имели гораздо больше читателей.

SFFW: Как, по-вашему, интернет изменил взаимоотношение между писателями и читателями, и хорошая ли это штука?


РХ: Писатели и читатели могут общаться более свободно на форумах или по электронной почте. Я знаю, что я получаю письма от людей по электронной почте потому, что это просто. Если они должны будут найти мой адрес, конверт и купить марку, думаю, большинство из них решит не писать. Но это очень забавно и обнадеживающе для писателя - слышать от читателей, что им нравится книга. Конечно, обратная сторона медали в том, что ты также узнаешь во всех подробностях, когда читателям не нравится книга. И открытие одного из таких писем в начале дня, когда ты садишься писать книгу, может быть деморализующим.

Здесь очень просто задать мне вопрос или поговорить со мной. Мне очень нравится то, что мы меньше всего разговариваем обо мне и моих книгах. Разговор может начаться с чего-нибудь, что я написала, но вскоре мы переходим на более серьезные или глупые темы. Я имею группу постоянных посетителей, которые являются очень интеллигентными людьми, и степень нашего флейма не очень высока. Поскольку сайт интернациональный, у многих людей английских язык - второй язык, некоторые немедленно начинают чувствовать себя обиженными чем-то.

Обычно спрашивают: "Что ты этим имел в виду? Ты знаешь, что это может быть истолковано как оскорбление?" И тогда остальные начинают объяснять. Часто наши лучше дискуссии начинаются именно так.

Но время! Посмотрите, к примеру, на это интервью. Или мои ежедневные ответы на письма и сообщения на сайте. Двадцать лет назад я использовала бы все это время, чтобы писать.

Итак, этот электронный век и интернет поглощает больше времени, чем экономит его. Особенно если тебе нужно обновлять антивирусную базу, загружать патчи, избавляться от вирусов, делать дефрагментацию, и т.д, и т.д.

Все, что требовала моя старая пишущая машинка, было сменой ленты и чисткой клавиш время от времени. Но все же я до сих пор не вернулась к ней!


[c] 2005 Rob H. Bedford /SFFWorld.com
Перевод: Crash.

Copyright © Сrash, 2004-2006.